22 октября 2016. Взгляд в прошлое.

Это было то самое утро, когда тюрьма стала непросто тюрьмой — первый незаконный карцер. Да, для меня это был шок. Серьёзный шок. Потому как карцер — это про хулиганов, думала я, но какой же муж хулиган. Это уже позже мне стало понятно, что карцер — это про давление и «приказы партии». Тюрьма вообще уникальное место, такое количество способов реально гасить человека, можно найти, вероятнее всего только там.

Знаете, только сейчас я сложила тот пазл. Почему и для чего им был нужен карцер год назад. Им, в первую очередь следствию, конечно. Кстати, следователь Кравченко А.А. очень любит в беседах с адвокатом заявлять, что в Бутырке у него все свои и он всегда может обо всём договориться, ведь практически с начальником тюрьмы чаи гоняет. Но это всё лирика, понятная многим. А мы про карцер. Самый первый.

На тот момент в деле был адвокат Железников А.А., который слился в дружественной волне со следственной группой ГСУ и занимал совсем противоположную от нас позицию: он тупо склонял мужа к полному признанию вины с колонией и гражданским иском на всю сумму, как бонус. Он объяснял это тем, что Цыпина П.В., начальница следователя Кравченко А.А., сама открыто заявляет, что если Аполонский берет особый порядок, то ему дадут год лагеря, потом перезачтут срок в СИЗО и отпустят. А так как адвокат Железников был явно про врагов, он тоже принял эту позицию и уговаривал Сашу совершить это ошибку. Но мы знаем, что нашей вины в инкриминируемом нам преступлении попросту НЕТ, поэтому ни о каком признании речи быть не могло и не может никогда. Вот и насылают на моего мужа полную изоляцию. Чтобы подумал там, пострадал. В этот же период, адвокат Железников А.А. договаривается со следователем о свидании, которое мне разрешают, с его слов, чтобы я склонила мужа в даче как раз требуемых ими всеми показаний. И вот закончился карцер, и на следующий день меня пустили в тюрьму: в клетку напротив мужа, и тоже заперли сзади.

Вообще, получается, что схема у той группы была достаточно простая: карцер — страдает один — бонусом приходит жена — уговаривает к сознанке — на эмоциях и от давления он соглашается — следствие добилось цели. Но! Не тут-то было.

Первое, что я сказала мужу, когда пришла к нему: «терпи! мы не сдадимся.» Этот беспредел сам всё большое порождает виноватых, статьи УК по правонарушениям судов и следственной группы уже перегибают целый забор из палок, но нужно держаться. Вопреки!

О том, как прошло то свидание я уже писала зимой здесь
А как мы добивались правды от тюрьмы относительно карцеров писала здесь

А эта история была лишь призывом к тому, что сдаваться никогда не нужно. Да, они давят, используя законные и незаконные методы. Но все равно, сила в правде. Мы ещё ничего не добились и не знаем, что нас ждёт впереди. Но знаем наверняка, что требуется мужество, чтобы говорить правду, а в этих всех майорах и судьях мужества ни на грош.

#любовьпобедит
#стопарест

Автор: Дарья Аполонская

Я, Дарья, многодетная мама и жена арестанта. с 8/09/2016 мой муж по заказу находится под следствием в Бутырке. с 8/09/2016 я борюсь за справедливость.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *